Голубая лента озёр

Конец июля и начало августа в 2010 году выдались у меня насыщенными горными приключениями – то Домбай, то Эльбрус – и все почти новые ощущения. Но то были типичные ПВД, т.е. Походы Выходного Дня. В Домбае поставить палатку – сплошной геморрой, ибо Заповедник. Поэтому ПВД там возможен исключительно с ночевкой в гостинице или на квартире. На Эльбрусе гораздо легче, но и красот домбайских там нет – все просто и сурово. Хочешь – наслаждайся ими, только иди, не сиди на месте. Виды будут меняться, а вот почва и растительность – нет. Вулкан это…

Собственно, о чем это я? А… о походе, который мы замутили с Витькой буквально через неделю после эльбрусского ПВД. Витька зарабатывает на жизнь программистом при 1С, охмуряя ламерских юзеров, возомнивших себя главными (и не очень) бухгалтерами. Июль – самый нерест. И даже начало августа – он нарасхват. Ну а 13 августа, пятница – уже СВОБОДА. Вот мы и пошли гулять по Архызу. Нина сказала, что у нее отпуск не резиновый и она уже неделю как на работе. Я же, собираясь утром и стараясь не шуметь, никак не мог найти свои тапочки (вес 240 грамм), поэтому прихватил ее (вес 210 грамм). Да, не мой размер, 39-й вместо 43-го, но совсем без тапочек – это не поход.

  • День первый

    Электричка, автобус, маршрутка... добрались до Архыза. Съели по хычину (плюс стопятьсот от домбайских!), хлебнули пива (чуток – чтоб не тяжело было идти) и потопали по направлению к озерам Малой Дукки, в душе надеясь на попутку. Вскоре она (в виде лесовоза) и случилась. И довезла (бесплатно, это же Горы!) до поворота на Дукку. Пошли дальше, тут нас настигла еще одна попутка. Мы не голосовали, но видать скучно было хозяину “Москвича” – и мы скрасили его одиночество еще на 15 минут. Заодно узнали от карачаевского филолога (да, вот так бывает), что Псыш (река и гора у нас по пути) – это адыгское слово. И надо бы его произносить как “Псхуа”, что означает “водяное (т.е. очень мокрое) место”. Дня через два проверили на себе – так оно и есть.

    Поставили палатку, как только пошел дождь. Первый день никогда не стоит “рвать жилы” – они еще пригодятся. Хоть и живем рядом с горами, но проводим в них не так уж много времени, чтоб акклиматизация совсем не требовалась. Пока ставили палатку, увидели проходящего рядом одиночку (СОЛО, мечта Монстра) из Железноводска, который сообщил нам, что шибаясь здесь неделю, он видел 22 озера и почти что уверен, что уже сбился со счета. Собственно, за этим мы и шли…

  • День второй

    С утра быстро собрались, быстро поели, быстро пошли дальше. Я был достаточно размят предыдущими мини – походами, Витьке, как альпинисту со стажем и идеальным для этого занятия телосложением, разминка не требовалась. Он и взошел первым на первое из наших озер. Очень красивый вид – что тут говорить. Есть и эхо, но шуметь ранним утром совсем не хотелось. Перешли ко второму озеру – тоже великолепно. Купаться как-то не тянуло – холодно еще было с утра. Чтоб разогреться, полезли вверх, к следующим озерам. Очень сырой подъем – такое впечатление, что снег с него сошел не более недели назад. Витька как-то проскочил, а мне пришлось врубаться в склон всей ступней. Слегка захекался, отстал.

    Наверху нас ждал “каменный проспект”, в котором, как в парке были вмонтированы мелкие озерца. Считать мы их не стали (забегая вперед, скажу, что крупных озер за поход мы насчитали 15 штук), просто пошли, отдыхая, к следующей парочке Аркасарских озер, как еще называют озера Малой Дуки. Хребет там называется так – имени Аркасара.

    От купания в самом крупном из них нас уже никто не мог удержать. Конечно же, в стиле “ню”. Конечно же, с последующим ретушированием съемок. И зачем? И то, и другое – зачем? Но, мозги отдыхают в горах, когда тебе ничто не угрожает.

    Была некоторая проблема перехода оттуда в долину реки Б.Дукка. Проблема состояла в нехоженности данного маршрута и отсутствии его описания в Интернете. Но ведь раньше не было Интернета, книжки с маршрутами тоже были не в каждой библиотеке – а люди ходили. Вот и мы пошли. Часа через полтора, когда выбрались к тропе, решили отдохнуть с чаем, сидя под деревом близ чистейшего ручья. Я распаковал весь свой рюкзак… и обнаружил свои тапки. Они притаились в дальнем углу, еще с Эльбруса. Почему-то рюкзак сразу стал казаться тяжелее…

    На Семицветное озеро мы взошли бодрые и веселые. Кроме нас, там уже была какая-то странная пара из Нижнего Тагила и Москвы, занимавшаяся практикой контактов с космическим духом. Вечером мы к ним подошли со спиртом – и были отважены, как злые демоны-искусители. Нас напоили чаем и дали по шоколадной конфетке (типа “трюфели”) – лишь бы не терять канала с астралом.

    А еще до чая пришли краснодарцы. Одна дама в группе шла очень тяжело и неуверенно. Потом мы подошли, поболтали, обменялись угощениями (их джин и наш спирт). Дама лежала "без ног". Оказалось, что ей в край надоела походная обувь, а другой не было. Я тут же предложил тапки жены. Они были приняты с благодарностью. Так у меня возникла головная боль... нет,.... "боль дырка моя жопа" © Борат. Не сразу, но по возвращению из похода.

    Джин, спирт, чей-то коньяк, купание в Семицветном озере (уже одетыми), вырезания ножом на снежнике надписей на память, фотки, дождь, радуга, перекличка с горным козлом… вечер прошел очень весело… Ночью я проснулся от того, что кто-то рылся у нас перед палаткой в непомытых тарелках и пустых банках. Бывает…

  • День третий

    Просыпаемся мы обычно очень рано. Стоит только Солнцу осветить небосвод, как уже смотришь на часы. А в сентябре бывает наоборот. Но все равно – дежурный просыпается около 6 утра. И кто он, этот дежурный, где его назначают, когда и как часто меняют – сие неведомо. Но кто-то один из нашей постоянной компании все равно поднимется, сходит за водой (если только с вечера не заготовил), почешется и сделает завтрак. В этот раз такая беда случилась со мной. Витька, похоже, съел слишком много гостевых ништяков и дежурным быть не мог по определению. Впрочем, когда мы уже свернули палатку и карабкались по склону вверх от озера, краснодарцы еще мирно спали в своих палатках. Рядом с одной стояли тапки моей жены. Надо бы забрать. Но не в горах.

    Ужасное каменное поле длиной километра в два мы преодолевали долго и тяжело. Пили из любой лужицы, радовались, как дети, когда видели туры – значит, мы не совсем идиоты, что поперли сюда. Забегая вперед скажу, что через год я, Нина и Олег сделали это поле гораздо быстрее, но все равно, тропы там нет – она идет где–то восточнее. Надо еще раз сходить. Место по любому шикарное, хотя и находится в погранзоне.

    Мы шли на перевал Айюлю – и вышли на него часам к 10 утра. Перед самим перевалом есть довольно теплое озеро. Дно песчаное, нагревается. Витька поплавал, я че-то не захотел. Наверное, он так выводил токсины из организма – и вывел. За перевалом – еще одно озеро с потрясающей панорамой ГКХ и, как высшей точкой района, горой Псыш (не забываем Псхуа – очень скоро он проснется!) Фоткаемся, но уже не купаемся – на небе обозначаются солидные тучи.

    Очень длинный спуск с пер. Айюлю. Уставшие со спуска мы попадаем в лапы погранцов. Проверка, все в порядке. Выуживаем у суровых мужчин с автоматами, направленными в живот проверяемым информацию о тропе – не можем понять ничего. Они говорят, что тропы, куда нам надо, нет. А туда, куда она есть, они нас не пустят – нет этого района в наших пропусках. Ладно, завтра разберемся – на руках есть три разные карты плюс GPS.

    Недалеко от основательной переправы (“кладки”) через р.Псыш видим отлично сделанную стоянку с кострищем, столиком из пня и идеальным местом под палатку. Начинающийся дождь решает все сомнения – это и есть наш ночлег, хотя время всего 15 час. Вечер там прошел замечательно и костер мы запалили до небес, несмотря на дождь.

  • День четвертый

    Господь, накажи “черных лесорубов”! Во-первых, они губят природу – и дело даже не только в срубленных ими деревьях. Но столько канистр и бочек после них, столько развороченных ручьев, кустарников, вырубленных под жилье полянок… А во-вторых, ориентироваться после них, особенно если небо заложено тучами почти до самой земли, я не пожелаю и злейшему врагу.

    Мы искали тропинку, уходящую на перевал Баш-Джол (он же Столичный). Шли по тропе, ведущей на юг к перевалам Заячьи Ушки, Холодовского, Чучхур (Архызский). Все они с другой стороны спускаются в верховья Кизгыча, куда пропуск можно получить только после визы заповедника. В этот раз нам туда не надо было, но мы все шли и шли, никак не находя нужного нам бокового ответвления и проклиная лесорубов.

    Тучи поднялись выше и мы увидели ориентиры – пару ручьев с водопадами. Впрочем, мы уже прошли точно такую же парочку. GPS помог нам не уйти на Заячьи Ушки, но единственно правильной картой из трех, которые мы рассматривали в этот момент, оказалась старая хребтовка Архыза. Естественно, без координатной сетки. Вернулись примерно полтора километра и увидели УКАЗАТЕЛЬ: на высоком пне стоял сегмент спиленного дерева в виде арбузной дольки, повернутой в сторону бывшей тропы на перевал Баш-Джол. Ну, хоть за это спасибо…

    Крутой подъем в высоком лесу сменился выходом на сглаженные скалы, в расщельях которых обильно росла черника. Естественно, попаслись с видом на Псыш, вершину которого уже затягивало всерьез. Часам к 13 вышли на пару озер, которые находятся в часе ходьбы от перевала. Времени – валом, и надо бы идти на перевал, но пошел очень холодный дождь. Едва развернули палатку, как дождь усилился и сменился градом. Мы залезли в гремящий барабан, понимая, что на сегодня активная часть дня похоже закончена. Рядом под градом ставили палатку ростовские ребята, а метрах в 10 слышался чей-то смех. Любопытство взяло верх – мы выглянули из палатки и увидели двоих “старичков” – мужчину и женщину лет 60-65, которые в шортах, несмотря на дождь и град, ставили древнюю классическую палатку “брезентуху”, правда сразу же (на этапе установки) накрытую полиэтиленом. Восхитились ими и залезли обратно. Газовая горелка доваривала стандартную гречку с тушенкой, оставалось разбавить спирт и… спать?

    Дождь шел долго. Вот уж действительно, водяное место. Когда он кончился, мы услышали голоса ростовчан и пошли знакомиться. “Старички” о чем-то весело переговаривались в своей палатке – оказалось, что они не с этой командой, хотя и живут недалеко от Ростова – в Таганроге.

  • День пятый

    Ночью обнаружилось, что мой самонадувающийся коврик может сам же и сдуваться. Где-то я его проколол, год назад. Но казалось, что тогда заклеил надежно, по крайней мере, в предыдущих походах проблем с ним не возникало. И вот опять – я лежу практически на голой земле. Раньше я таскал “пенку” – это коврик из пенополиуретана, вырезанный из купленного в хозмаге куска длиной 2 и шириной 1,2 метра. Разрезал его вдоль, а потом подумал… и один кусок еще и поперек. В итоге – метр под спину, ноги – на рюкзаке. Преимущество в весе – всего 400 грамм. Неудобства очевидны. И вот захотел комфорта…

    С утра быстро дошли до перевала Баш-Джол и забрались на него. Подъем несложный, хотя издалека крутизна перевального гребня выглядит угрожающе большой. Но, я уже давно заметил, что на многие перевалы существуют тропинки – траверсы, благодаря которым большинство перевалов категории 1А можно смело переводить в н/к, т.е. некатегорийные. Так же и с этим перевалом. Правда, спуск с него в ущелье ручья Ак-Айры прямой. Пофоткались на перевале рядом с колоритным чайником да и поскользили вниз по шикарному снежнику. Эх, лыжи бы туда…

    На перевал Иркиз, ведущий к Верхним Софийским озерам, надо подниматься метров 50, что мы и сделали минут за 10. Погода не баловала, так что накидки от дождя и ветровки приходилось все время держать наготове. На большом озере еще плавал ледяной айсберг. Я был там крайний раз в 1996 году, Витька – недавно, несколько лет подряд на майские праздники с командой Пятигорского турклуба “Фрилайн” – у них в это время восхождения на вершину Кара-Джаш.

    От тех озер быстрый спуск вниз в долину р.София возможен как минимум двумя путями – через озера Айматлы-Джагалы или Гаммеш-Чат. Выбрали первое, как самое близкое сверху и реже всего нами посещаемое снизу. Честно говоря, не впечатлило. Оно заилилось и даже цвет стал какой-то глинистый. А ведь было время, когда купание в нем доставляло наслаждение.

    Вниз, вниз, вниз… через высокую мокрую траву, мимо коров, невесть как забредших сюда, внимательно глядя под ноги, чтобы не “разминировать” тропу. Внизу опять лесоразработки, дикая смесь веток, грязи, воды. До дороги, идущей вдоль Софии добрались почти без приключений, не считая моей потери очков – неудачно перепрыгивал ручей, поскользнулся… Хорошо, что есть запасные. Плохо, что они мне вообще нужны. И Витька и Нина (постоянные мои спутники) сделали себе коррекцию зрения и обходятся без очков, а я все как-то не решаюсь.

    На Мостовую Поляну с хычинами, пивом и прочими радостями жизни мы пришли часам к 5 вечера. Мокрые, грязные, уставшие. Мест свободных валом. Какой же день сегодня, что так пусто вокруг? Кажется, вторник, 17 августа. Включаем сотовые – так оно и есть. Посыпались сообщения о пропущенных вызовах. Сеть есть, хотя до поселка еще 7,5 км.

  • День шестой

    Встали пораньше и потопали в поселок. Лет 12 назад мы с этого же места вечером бегали за сигаретами и пивом. 15 км. в оба конца, после дневного перехода – вот здоровья-то было… Сейчас дошли вовремя, успели на утренний автобус до Черкесска, который там хорошо стыкуется с автобусом на Пятигорск. Подъезжая к родному городу по радио услышали о вчерашнем теракте – взрыве автомобиля в самом центре города. Однако, опять выбираем мэра…

Даты похода:

2010 август, 13 - 18

Текст написан:

через 22 месяца после похода