Домбайские партизаны

Преступный замысел проникновения на территорию Тебердинского Заповедника, закамуфлированный под мероприятие Домбай Клуба, зрел давно. За год до этого он был частично реализован в виде однодневного разведывательного марш - броска двоих участников Клуба - PTG и Mila5 (здесь и далее вместо реальных имен и фамилий используются клубные ники).

  • День первый

    Справедливости ради стоит отметить, что в том марш - броске ничего преступного не случилось, однако все приготовления были окончены: палатка, спальники, кухня, продовольствие – все было доставлено на пер. Чучхур. Помешали мухи – они как приклеенные сопровождали разведчиков вплоть до перевала, черным коконом окружив их рюкзаки и одежду, обильно обрызганную просроченными репеллентами. Трудно было представить себе ночевку с таким попутчиками. А времени на продолжение авантюры в тот же день уже не было. Да и ясность с переправой в Гоначхире тоже отсутствовала. Пришлось отступить, запоминая ориентиры и хронометраж – на то она и разведка.

    И вот прошел год. 22.07.2011 Домбай Клуб собрался в гостинице “Метелица” для проведения странного мероприятия, туманно обозначенного в его планах как “Летняя идея номер ДВА”. Шашлык, шорпа, коньяк, шампанское, флаг и автомобили участников – кто бы смог догадаться, что это всего лишь маскировка?

    В тот же день состоялась вторая разведка – со стороны р.Гоначхир. Чтобы все выглядело именно как клубное мероприятие, использовался разрешенный автомаршрут до оз.Туманлыкёль. Там участники завтрашнего преступления купались, загорали, пили-ели, фотографировались, пытались разговаривать с часовыми, охраняющими рубежи Отчизны. На обратном пути как бы невзначай решили посетить поляну Буулу – Тала, также известную как “Косыгинская поляна”. В отличии от знойного озера Туманлыкёль на поляне царил полумрак, шумела горная речка, стояли столы и скамьи. Никого не было.

    - А что здесь делать будем? – спросил один из членов Домбай Клуба, совершенно не посвященный в суть происходящих приготовлений. Ответом ему была тишина. Все разбежались по берегу – искать переправу, которой можно было бы воспользоваться завтра. Опять таки, для маскировки некоторые граждане продолжили купание – теперь уже не в озере, а в стремительной и холодной горной речке.

    Вечером все опять сошлись за большим столом. В миски лилась горячая шорпа, на столе дымился ароматнейший шашлык из молодого черного карачаевского барашка. Кружки, стаканы, бокалы и рюмки казались всегда полными изысканных и простых напитков. Тосты, речи, разговоры, музыка, танцы. В такой праздничной атмосфере мало кто обращал внимание на странные разговоры семерых соучастников:

    - Так во сколько же выходим – в шесть или раньше?

    - Хорошо бы раньше, но после сегодняшнего банкета боюсь, не получится.

    - Пропуска у него нет, не успели оформить – давай замаскируем под Monstr’a?

    - Я уже заготовил паспорт, точнее, как бы ксерокопию. Там ему на 10 лет меньше, правда, лицом не похож.

    - Как твоя дочка, встанет рано? Все же пять лет.

    - Да она спать не будет, если я ей сегодня скажу.

    - А какая у нас легенда, если поймают?

    - Завтра скажу.

  • День второй

    Утром, стараясь не шуметь, собрались перед гостиницей. Оказалось, что нет отца пятилетней девочки и самой девочки – они уже четверть часа как на маршруте и, уходя, предложили их догонять.

    - Резво же они бегают, - произнес PTG через час, не сбавляя шага. Теперь группа состояла из шести человек. И большой белой собаки, невесть откуда взявшейся еще в Домбае и приставшей к группе. Уже был пройден КПП Заповедника – там, в столь раннее время не было ни души. Вот и Русская Поляна, на которой год назад встречался пограничный наряд – тоже никого.

    - Кто рано встает, тому Бог подает, - вспомнил вековую мудрость Искандер, на ходу подгоняя лямки своего рюкзака. Они прошли рядом с Чучхурским водопадом, напряженно вглядываясь в окна и дверь стоящего ниже на лугу домика. Говорят, именно там ночуют пограничники. Пошел третий час похода, когда группа стала взбираться на висячую долину над водопадами – никто их не преследовал. Разгадка была проста – две недели назад вышел приказ об изменении границ погранзоны, но никаких сообщений об этом нигде не было.

    Выход в раннее утро давал много преимуществ, в том числе и почти полное отсутствие мух. Погода тоже пока что радовала, хотя прогноз сулил дождь буквально сразу после обеда. Но сейчас, идя по снежникам, моренам и каменным осыпям вдоль массива Домбай-Ульген можно было просто наслаждаться шикарными видами и ни о чем не думать. Вот разве что этот гром среди ясного неба…

    - Лавина! – Искандер показывал пальцем на осыпающуюся ледяную шапку одной из вершин Малого Домбай-Ульгена. До низа белый поток не дошел, но погрохотал камнями и льдом изрядно.

    Крутой снежник перед подъемом на пер.Чучхур проходили все по разному – были и срывы, падения. Хорошо было только собаке, всегда обутой в “кошки”. Через пять с половиной часов с момента выхода из гостиницы все собрались на перевальной седловине на обед. Кипятили чай, отдыхали, оглядывая новые вершины не виданного ранее ущелья р.Буульген, в которое предстоял спуск.

    Вскоре погода перестала баловать путешественников – раз пообедали, то настала пора сбываться прогнозу. Еще не начался дождь, но небо напрочь затянуло серая пелена. Спуск проходил поначалу резво, но через час группа уперлась в густое мелколесье, растущее на заболоченном склоне. Вариантов обхода не было, пришлось продираться. Пошел дождь. Тяжелее всех было собаке – она не понимала логику выбора маршрута, металась, пыталась найти свой путь. Временами казалось, что она точно знает все здешние пути-дорожки, и осталось только идти за ней. Но взгляд ее грустных глаз говорил об обратном.

    Продрались, вышли на открытое место. Судя по отсутствию троп, давно здесь не ступала нога человека. Оно и понятно – Заповедник. В случае поимки здесь каждому грозил штраф за нахождение на запретной территории от одной до двух тысяч рублей. Пошли быстрее, когда под ногами стала просматриваться старая, заросшая многолетней травой дорога. Часам к четырем вечера подошли к берегу р. Буульген и обнаружили прочный деревянный мост. Радость, увы, была недолгой: мост вел на небольшой остров, омываемый реками Буульген и Северный Клухор. Ниже по течению обе реки сливаясь образовывали р.Гоначхир. Через р. Сев. Клухор переправы не было, что совпадало с данными, полученными со вчерашней разведки.

    - Будем траверсировать склон левого берега р.Буульген, пока не упремся в “немецкий мост”, - сообщил приунывшей группе PTG, автор всей этой затеи.

    - И сколько потом по асфальту пилить? – поинтересовался кто-то, неразличимый в широченном дождевике.

    - Девять километров до выхода на трассу. И еще семь до Домбая.

    - Инпоссибл… - устало выдохнул “дождевик”.

    Тем не менее, пошли все. Местами гигантские бревна, лежащие вдоль по склону и упиравшиеся в реку тормозили группу минут на пять. Помогали друг другу, но больше всего пришлось помогать собаке, лапы которой отчаянно скользили по мокрой, лишенной коры древесине. В другом месте пришлось очень осторожно проходить склон, сгибаясь под нависшими скалами прямо над размытым высоким берегом, вдоль которого стремительно несся бурный поток. Наконец река ушла вправо и недалеко показался прочный мост, прозванный местными “немецким”.

    - Трекинговые палки спрятать в рюкзаки. Стряхнуть с одежды всякую растительность, рюкзаки тоже почистить. Легенда наша на случай встречи с лесниками такая… - PTG давал обещанный инструктаж, в душе надеясь, что встречи удастся избежать. Но она все-таки произошла, когда примерно через полчаса группу нагнал пятнистый УАЗик, ехавший от Северного Приюта. В нем были два инспектора природоохраны и один пограничник. Вопросы задавал старший инспектор, отвечал за всех PTG – иногда сбивчиво и путая названия ближайших вершин, рек и перевалов. Создавалось впечатление, что он хочет выказать свое знание местности, но что-то недоговаривает.

    - Так откуда вы все-таки идете? – в очередной раз спросил инспектор.

    - Я же говорю, с озера…. Этого… форельного, вот! – устало отвечал PTG.

    – Кинули нас наши товарищи, уехали, когда дождь начался. А мы всего – то отошли за озеро, чтоб нас не видно было. Ну, выпили, естественно, не без этого, - PTG усмехнулся, как бы извиняясь ха такой поступок.

    - Теперь вот идем в Домбай. Прийдем – им мало не покажется. Ну и что с того, что мы все с разных городов и друг друга плохо знаем, бросать что ли теперь? Клуб мы или что?

    - Какой еще клуб, - заинтересовался инспектор.

    - Домбай Клуб. Вот только собака не наша – на озере пристала. Наверное, ее тоже бросили.

    - Ладно, идите, - инспектор наконец-то понял, что здесь, на асфальтовой дороге он НИЧЕГО не может им предъявить в качестве нарушения Закона.

    И они пошли дальше. Асфальт стучал в уставшие ноги, дождь то шел, то утихал. Через тринадцать часов после начала путешествия они вышли на трассу, ведущую в Домбай. Еще через десять минут подъехали одноклубники на двух машинах. Но для собаки мест не было. Искандер и его друг с “фальшивым паспортом” взялись проводить ее до Домбая.

    Глубоким вечером состоялось обсуждение проведенного “мероприятия”. По картам выходило, что основной группой пройдено по горам 19 км., по асфальту 9 км. Сопровождавшие собаку прошли еще 6 км. Задача, поставленная перед партизанским отрядом им. Фарабундо Марти выполнена - Буульген пройден. Никто не пострадал - даже пятилетняя девочка.

Даты похода:

2011, июль 23

Текст написан:

по истечении срока давности административной ответственности