Джина мёртвый глаз

Год выдался весьма насыщенным путешествиями, в том числе и горными. Казалось, дома мы бываем только для того, чтобы полить цветы, покормить рыбок и провести несколько дней на даче, приводя ее в порядок после очередного отсутствия. А затем обязательно находится повод куда-нибудь уехать, уйти, умчаться…

Для этого путешествия повод дал наш сын Александр, которому внезапно захотелось провести несколько дней в полном уединении на Эльбрусе. Никогда он не занимался соло походами, поэтому, чтоб не сидеть дома и волноваться за него, мы (я и Нина) решили отдать ему нашу машину, а самим взять такси и поехать в начальную точку нашего путешествия, которое должно было закончиться через 3-4 дня возле места медитации начинающего “солиста”. Теперь пусть он волнуется за нас (анек.).

  • День первый

    Около 7 часов утра Алекс уехал на Джилы Су (там он собирался оставить машину), мы покормили рыб и цветы, и стали заказывать такси до Верхнего Баксана. Дороги туда около 150км., асфальт, однако поиски такси заняли минут 40, а цена поездки выросла с 2000 до 2500 руб. Первый таксист напрочь отказался брать нас с собакой, второй и последующие (службы заказа ”Red Taxi” и ”Максим”) под разными предлогами избегали нас, либо пытались развести на дополнительные деньги. Только ”Яндекс”, честно взяв примерно 20% сверху, подал такси и в 08:00 мы таки уехали.

    Под душевный разговор с таксистом (практически его монолог) и неспешную езду при отличной погоде мы добрались до Верхнего Баксана к 10:15, откуда и начиналась пешая часть нашего путешествия. За день прошли весь запланированный кусок, идя исключительно по грунтовой дороге вдоль р.Кыртык. Из красот, несомненно, на первом месте скала Уллукая с огромными пещерами древних людей. Мимо нас в обоих направлениях проезжали Нивы и УАЗы, а мы шли пешком. Наверное, это крайний год, когда там еще не налажен регулярный подвоз туристов, как в Архызе. Ибо в том месте, куда мы пришли на ночлег, уже построен огороженный загон для туристов, т.е. бивуак. С туалетом и водопоем. Скорее всего, ставить палатки вне загона уже со следующего года будет нельзя. Все-таки Нацпарк Приэльбрусье. На Джилы Су нельзя уже несколько лет, везде стоят плакаты с перечеркнутой палаткой.

    Перед ночлегом набрали воды в протекающей рядом р.Уллуесенчи, вдоль которой когда-то мы ходили к перевалу Кыртыкауш, а через него – в Джилы Су. Один ходовой день – и ты там, но в этот раз у нас был другой, новый маршрут и завтра мы впервые пойдем по нему. Карт вроде как достаточно, есть и описания, по крайней мере, до перевала Чаткара дойти должны. А дальше… будем думать позже. С такими мыслями и легли спать под шум реки и мелкого дождика.

  • День второй

    Утро выдалось нежарким, зато солнечным. После короткого завтрака собрались и вышли в 07:30. Мусор, образовавшийся после ужина и завтрака, упаковали в пакетик и оставили за оградой будущего бивуака. Тонкий намек хозяевам: надо будет думать не только о деньгах с туристов, но и о вывозе мусора. Пока что там нет ни намека на баки или короба для сбора оного.

    Имевшиеся у меня описания говорили о прекрасной тропе, идущей по правому берегу р.Субаши. Мы же сейчас были на дороге, идущей по левому берегу. Но ведь не зря люди переходят реку, видимо, дороге скоро придет конец, так что, давай переходить!

    Речка неслабая, но с утра мы ее таки перешли. Стали искать тропу, нашли хилую козью тропинку, пошли по ней. По оставленному нами левому берегу продолжала идти издевательски приличная дорога. Наверное, это мираж, думал я. Зато у нас северный склон, вода через каждые 200 – 300 метров. На южном она тоже была, правда, не так часто. Но вот наша тропа стала гораздо лучше, а вскоре на ней появились маркированные голубой краской камешки. Почему-то маркировка шла от реки. Я оглянулся назад и увидел тот самый конец дороги и мощную тропу, спускающуюся к реке. Да… с переправой мы явно поспешили.

    Тропа пошла дальше вверх по ущелью над р.Субаши. Маркировка была столь частой, что на мгновение мне показалось, что я скоро догоню кого-то, идущего впереди с двумя дырявыми ведрами, из которых на каждом шагу капает белая и сиренево-голубая краски.

    Ущелье расширилось, и мы остались без чистых ручьев. Вода в Субаши весьма мутная из-за скорости течения и преобладающей глинистой породы. На очередном крутом подъеме мы встретили чистый ручей и, несмотря на крутизну местности, устроили долгий привал и обед. После обеда выяснилось, что в полном соответствии с нашей традицией, мы остановились за 50 метров до шикарных стоянок. Там можно и заночевать, но время и погода настойчиво шептали ”Вперед!”.

    Еще полкилометра – и снова поле для стоянок. Однако, с чистой водой здесь совсем плохо. Начинается финальный подъем к пер.Чаткара (метров 400 по вертикали), идем по нему без желания сделать перевал, зато с желанием найти чистую воду и ровную площадку под палатку. Метров через 150 по вертикали находим такое место. Разбиваем лагерь рядом с густо маркированной тропой, по которой мимо нас идут какие-то иностранцы. Долго идут, 15 человек растянулись на полчаса. А нам спешить не надо, ибо Алекс очень хочет побыть один, хотя бы 3 дня и 3 ночи. Даже завтра нам еще рано с ним встречаться. Так что в 15:20 мы уже готовы лечь спать. Погода замечательная.

  • День третий

    Утром довольно холодно – все же высота около 3300м., да и Солнце не очень спешит заглянуть в нашу щель. Тем не менее, выходим в 07:40, совершив все утренние формальности. Идем не спеша, и через полчаса оказываемся над озером, из которого и бежал к нам ручеек с чистой водой. На его берегу есть идеальное место для пары – тройки палаток. На картах этого озера, конечно же, нет.

    К 9 часам выходим на перевал. Очень сильный ветер, как в трубе. Восточный склон Эльбруса, Ачкерьякольский лавовый поток, ледовое озеро Джикаугенкез, пик Калицкого – все и сразу. Кое-что из этого мы уже видели, но не с такого ракурса и не так близко. Несмотря на ветер, стоим как завороженные. Погода великолепна – синее небо, яркое солнце, белоснежный Эльбрус…. Однако, надо спускаться. Спуск несложный, но в конце выясняется, что мы стоим на наклонном крае ледника. Кошки где-то есть в рюкзаках, но в лед вмерзли камни, вот между ними мы и осуществляем контролируемое скольжение. Собака кошки не снимала весь поход.

    По Джикаугенкезу шумят ручьи, приходится очень внимательно смотреть под ноги. Несмотря на то, что ледник в это время полностью открыт, есть много мест, куда лучше не ступать, чтобы ненароком не провалиться под тонкую корочку льда, покрывающего поток. Собака откровенно не хочет идти сама, поднимает по очереди лапки, показывая, что игольчатый лед колет ей подушечки. Нина берет ее на плечи.

    Я совершенно забыл смотреть на показания навигатора и в результате мы сильно отклоняемся к восточному краю ледника, хотя надо было идти под северный склон пика Калицкого. Как-то совсем вылетел из головы наш прошлогодний июньский поход к нему от Джилы Су. Тогда мы прошли по довольно простому пути почти под пик, справа от нас была река Бирджалысу, теперь она должна быть слева… да вот же она! Мы успешно идем к месту ее выхода из-под ледника! Так думал я, постоянно оглядываясь на пик Калицкого, на Эльбрус, на Нину с собакой за плечами, стараясь не вляпаться в обещанные всеми описаниями ”снежные болота”. Наконец, ледник закончился, причем с грандиозным видом реки, падающей с ледяного уступа.

    Идиллическая картина широко разливающейся реки, текущей зигзагами по черной лавовой долине, радовала нас не долго. Впереди маячил поперечный хребет, преграждавший путь, как нам, так и реке. Тропы не было, но иногда встречались каменные турики, ведущие к месту, где река, меняя свой характер, выпрямлялась и с шумом прорезала этот хребет. Я наконец-то включил навигатор и достал заранее подготовленную карту. Этой реки там не было, хребта – тоже. Мираж? Навигатор показывает черт знает, какую долготу – ее нет на моей карте. Сбоит? У Нины айфон показывает почти те же цифры…

    Не сразу пришло понимание, что эта река – не Бирджалысу. Стала совершенно бесполезной в данной ситуации карта западного района ледника. Сейчас я понимаю, что надо было либо вернуться на ледник (сложное решение), либо переправиться через эту реку в том месте, где она текла спокойно, но в любом случае идти на запад, чтобы потом было на что опираться в ориентировании. Однако смущали турики. Да черт с ней, с картой, идем по ним. Тем более, собака после ледника уже ходячая.

    Турики вывели к крутой свежей сыпухе, внизу которой ревела река. Сплошные живые камни. Нина сунулась, сорвалась и едва не улетела в реку. Я боялся пошевелиться, пока она выпутывалась из той ситуации, чтобы не спустить на нее камни. Собака испуганно забилась под большой камень. Наверное, надо было пойти повыше, там камни крупнее, подумал я. Пошел и тоже сорвался. Еле увернулся от очень большого, казавшимся верхом надежности, камня, который понесся вниз, высекая искры, воняющие серой. Собака исчезла. Здесь мы не пройдем, возвращаемся. Минут 20 искали собаку, которая точно решила больше не иметь с нами дел. Нашли, уговорили.

    Слегка перекусив, решили искать проход через этот поперечный хребет. Перевалов не нашли, стали подниматься в лоб на кажущуюся седловину. К большому удивлению обнаружили на ней перевальный тур, сотовую связь, а также прекрасный вид на Джилы Су. Связались с Алексом, сказали, чтоб сегодня нас не ждал. Чистой воды у нас не было, долина, в которую мы собирались спускаться, выглядела совершенно безводной. Я наконец понял, где мы – это были истоки р.Каракаясу, которая образует великолепный водопад Эмир в десятке километров ниже.

    На спуске собака опять забастовала и решила покинуть нас, вернувшись к перевальному туру. Да, крутой спуск, летят камни, но что же ты, сука (девочка), будешь делать здесь без нас??? Нина снова наверх, собаку в поводок, идем вниз, воды нет. Ставим палатку, я набираю полторашку абсолютно мутной воды из реки, Нина отказывается ее пить, вода за полчаса не отстаивается. В последних лучах заходящего Солнца Нина замечает изумрудную зелень на склоне недалеко от ревущей реки, идет туда и возвращается с маленькой бутылкой чистейшей воды. Там она еле-еле фильтруется из основного потока, мы спасены. Набираем воды, готовим ужин, в темноте и усталости заваливаемся спать. Очень длинный день.

  • День четвертый

    Еще вчера, спускаясь к месту ночевки, я заметил ложбину перевала, ведущего дальше на восток. Хотя я никогда не проходил его, в памяти всплыли карты, на которых он был. Названий у него два: Исламчат и Каракайский Южный. Некатегорийный, воды после него много. Через него можно попасть и на Джилы Су, правда, более длинным путем. Этот вариант мы решили использовать как основной. Запасным было чудо – и оно произошло!

    Утром почему-то не было слышно рева реки. Мы стояли от нее в 50 метрах, вечером прикидывали варианты переправы и не находили таковых. В 05:30 не нашли реку. От ее бурных трех рукавов остался один, остальные покрылись льдом и ”высохли”. Собирались, как на пожар. Оставшийся рукав переходили сходу, не разуваясь. Дно было подвижное, местами каменистое, местами песчаное. Нина переживала за свои новые ботинки (Австрия, Dachstein), я же шел в ботинках 2009 года, и мне было пофиг, что с ними будет потом. Когда перешли, вылили воду, отжали носки, кажется, позавтракали. Радости было, как никогда за прошлые несколько лет. Огорчала только собака, у которой была сильно растерта одна лапка. Что ж, у нас есть аптечка. Мазь ”левомеколь”, бинт, маленький мешочек с застежкой – собака идет. Правда, мешочек (грипер) вскоре сваливается, добавляем еще бинта. Идет, превращая бинт в лохмотья, лапка заживает.

    Шли долго, часа 4 после переправы. Кош, люди, палатки, шлагбаум, наша машина, Алекс. Домой.

    P.S. Как рассказывал потом Алекс, он отсиживался в своей одноместной палатке на самом дальнем краю ”аэродрома”. Были проблемы с водой, со сном, с погодой, с окружающим миром: рядом сдохла корова, а потом прилетели ее клевать орлы с гигантским размахом крыльев. Я таких видел лет 9 назад почти что там же: они взлетали с земли прямо на меня, картина не самая приятная. Сходил на Северный приют, оттуда на Грибы, еще пошастал по окрестностям, сделал для себя какие-то выводы… короче, оторвался от московской суеты. Может, это ему и нужно было.

    P.P.S. С орлами все прояснилось - это был сип белоголовый.

Даты похода:

2019, август, 10 - 13

Текст написан:

через 85 дней после похода